"Генерал"

Автор: Chebur
Опубликован: 10 сентября 2007


Резкий заунывный вой раздавался, казалось, прямо в ушах.. Лон вскочил со второго яруса койки и, еще не проснувшись начал натягивать комбинезон. Заунывный вой все еще звучал в ушах, забивая все мысли, кроме одной - какая скотина придумал этот звук и когда же он, наконец, кончится. Наконец Лон застегнул последние пряжки башмаков и посыпался по лестнице вместе со всеми остальными рядовыми его взвода. Выскочив из казармы, он поежился, оказавшись после теплой постели на улице. На дворе было темно. Фонари не горели и непривычная темнота шевелилась сотнями выбегающих на улицу людей и ревом моторов штурмовых танков и шагающих машин - "страусов". Вся дивизия в несколько минут выгрузилась из казарм и теперь солдаты пытались понять, что происходит вокруг, механически, на ощупь строясь перед казармой.

В это время раздался бравый громкий голос их батальонного:
- Ну что вы там телепаетесь как тараканы на кухне? Стройсь!

И рота уже в считанные минуты приняла вид построенного подразделения.
- Слушайте меня внимательно, сынки. Сейчас мы грузимся в "консерву" (так в армии называли большие межзвезные транспорты) и отправляемся на настоящее дело. Грузимся прямо в машинах - посадка будет жесткой. Сейчас к ангару, флаг-лейтенант Горин уже там. Садитесь в "страусы" и двигаетесь к десантной платформе за моей машиной. Все делаем очень быстро - через два часа начинается высадка. Всем все понятно?
- Да, господин флаг-майор! - на одном вздохе отчеканила рота.
- Бегом, марш!

И Лон побежал вслед за долговязым Журавлем, командиром его отделения. Ну почему, почему нельзя никогда в этой армии спокойно куда-то дойти, а? Мы все время сначала бежим, а потом ждем три часа пока Горе Луковое кофе попьет и ангар нам откроет.

Но на этот раз прогноз не оправдался - подбежав к ангару, они обнаружили флаг-лейтенанта, который стоял у открытых дверей в полной форме, слегка расставив ноги и внимательно смотрел на приближающуюся бегом колонну.
- По машинам! Боевое обмундирование не одевать! Снарядитесь перед высадкой! - заорал он неприятным фальцетом и колонна широким потоком, в колонну по четыре влилась в залитый ярким светом ангар.

Лон быстро подсадил низенького Шишку на его "страуса", подождал, пока тот уцепиться за железную ногу и подтянется наверх и бросился к своей машине. Он только успел закрыть колпак, как в наушниках раздалось: Длинный, твое звено готово?
- Так точно, господин флаг-лейтенант! - ответил Лон, глядя, как на приборной панели перед ним загораются один за другим все шесть лампочек машин его звена.
- Отлично, идешь третьим.

Третьим. Третьим, это значит, за Мокрой мышью.
- Эй, Мышь. Ты там скоро? - спросил он, высматривая в ангаре, не двинулось ли уже то звено. Вроде машины Мыши как прежде стояли справа, рядом с углом, где механики держали свое барахло.
- Я пошел, Длинный. Пристраивайся в хвост.

И здоровенные трехметровые "страусы", покачиваясь на своих железных опорах с громким шумом начали свой незамысловатый танец. Отчеканенный многими тренировками порядок брал свое и полусонные водители тем не менее действовали четко, как на генеральной репетиции перед приездом какого-нибудь высокого чина на инспекцию. Машины одна за другой выбегали из ангара, строго соблюдая очередность и предписанную уставом дистанцию в три метра и вытягивались в колонну, двигаясь в два ряда к посадочным платформам. Железная змея быстро и грациозно выползла из ангара и добравшись до посадочного модуля втекла туда и свернулась в клубок. Вся операция от подъема до загрузки платформы заняла не больше десяти минут. И вот уже "страусы ровными аккуратными рядами стоят вдоль бортов платформы, а выскочившие из кабин водители закрепляют крепления на их "ногах".
- Слышь, Длинный. Ты не в курсе - куда снимаемся-то? - к Лону подошел Квакер, командир пятого звена.
- А кто ж его знает-то? - пожал плечами Лон. - Я не больше тебя знаю…
- Да ладно, - не унимался Квакер, - с тобой же вчера Горе Луковое после отбоя с час, наверное, разговаривало. Ребята думают, он тебе все и рассказал.
- Горе-то? Да он сам был удивлен не меньше нашего, ты че? Мы вообще не о том говорили, - искренне удивился Лон. Флаг-лейтетант действительно вчера вечером, после поверки зазвал его в офицерскую дежурку и полтора часа говорил с засыпавшим сержантом о своей любви к красавице Элен, которая у него осталась на гражданке. Горе был влюблен в нее уже лет пять, еще с офицерской учебки. Когда же по распределению он попал к ним в разведывательный батальон, его несчастливая (или счастливая, кто его разберет?) страсть только усилилась. Сначала он донимал излияниями своих чувств офицеров, но этот запас был быстро исчерпан - пить с Горе стали избегать. Тогда негодяй стал пользоваться своим служебным положением, тем более, что сержантам не надо было наливать шленки, им и так приходилось слушать начальство, помирающее от неразделенной любви. Сам Горе себе подливать никогда не забывал - и в этом-то и заключалось спасение для любой его жертвы. Быстро напившись, он переставал сожалеть о расставании с Элен, и тихо засыпал. Квакер, конечно, прекрасно знал обо всем этом, так как сам уже несколько раз побывал в когтях Горя и сейчас просто подначивал товарища.
- Подожди, Квакер, ты же сам с ним позавчера разговаривал - неужто он тебе ничего не сказал? - Лон, наконец, понял Квакера.

Квакер расхохотался и отошел к своему звену. Лон удовлетворенно осмотрел крепления своего "страуса" и с удовольствием посмотрел на свою боевую машину. Конечно, сейчас, когда все стволы и ракеты опущены вниз вдоль корпуса он выглядел не таким красавцем, но что поделаешь - правила транспортировки. Затем он прошел вдоль всех семи машин звена и проверил крепеж. Затем посмотрел на сонные лица своих подчиненных.
- Ребята, я знаю не больше вашего. Ни куда летим, ни зачем летим - ничего не знаю. Спать советую в кабинах - и чтоб мне никаких гамаков между опорами! Сказал в кабине спать - значит в кабине. И колпаки плотно закрывайте. Все. Когда будет жратва, тоже не знаю. Вопросы есть?
- Господин сержант! - вытянулся в струнку маленький Шишка, - разрешите вопрос?
- Нет. Я не знаю, когда меня назначат генералом, капрал Шишков. Все. Разойтись.

С Шишкой они служили вместе уже давно. Больше того - сам Шишка служил уже лет восемь и был старше своего сержанта примерно на столько же. Говорят, что он даже одно время был ротным сержантом. Но его фантастическая нелюбовь к порядку и начальству могла сравниться только с удивительной привязанностью к алкоголю, потому и не дослужился он до больших чинов, а когда дослуживался быстро бывал разжалован. Шишка напивался всегда, везде и по любому поводу. Можно было быть уверенным, что у него всегда есть и запас необходимой жидкости. Вопрос свой насчет того, когда Лона назначал генералом он повторял с большей или меньшей переодичностью все два года их знакомства, но в принципе очень хорошо относился к командиру звена и не очень донимал молодого сержанта. И это было хорошо - Шишка в день тезоименинства императора всегда надевал свои награды, в том числе скромную железную медальку "Копченое мясо" - а ее давали только участникам непосредственных боевых действий в Пурпурном облаке - в последнюю компанию там пришлось очень туго. Настолько туго, что при эвакуации в дивизиях оставалось по три-четыре десятка машин. С ним сам флаг-майор за руку здоровался и приветливо спрашивал при встрече: "Погоди, Шишка, говорили же, что тебя синепузые сожрали на Келлахе II?" Шишка при этом радостно улыбался и отвечал: "Не-ет, господин флаг-майор, это вы путаете, это я их там сам всех сожрал!" В общем, такого ветерана приструнить было бы тяжело, и слава императору, что он, в общем, признавал право Лона командовать собой.

Солдаты разошлись по машинам - досыпать. А Лон подумал, не отправиться ли ему и вправду попытаться узнать, как там насчет жратвы, да, может, заодно и насчет того, куда они летят. В это время к нему подошел ротный сержант Хряк:
- Слышь, Длинный, не тормози, залезай в кабину - сейчас вылетаем!
- А куда вылетаем-то, Хряк? - неохотно спросил Лон. Не любил он ротного сержанта. И не любил давно. Был он редкий придира и зануда и именно он повесил на него эту дурацкую кличку - Длинный. Впрочем, и Хряк недолюбливал командира третьего звена, и тоже, кажется, с первого взгляда.
- Не боись, Длинный, своей остановки не пропустишь! - громко заржал Хряк, - давай, залезай быстрее.

Лон, вздохнув, залез в кабину машины и поудобнее устроился в кресле. Пристегнулся и включил полетные амортизаторы. Кресло сразу стало мягким и сержант как будто утонул в мягком облаке - и они стартовали.

Все права принадлежат ООО "Технолог". © "Технолог" 1994-2008. Все права защищены.
Перепечатка и использование любых материалов без специального разрешения администрации сайта запрещена!
.