"Майндфайтеры", Часть вторая. Перед бурей.




Автор: Найтрос
Опубликован: 17 октября 2007


Световой год от сектора Аластор-Гамма, десантный корабль "Мордор" модификации "Розенкрейц". Два часа утра по стандартному Имперскому времени.

Тим, зевая, отворил дверь каюты. Оглядевшись, он снова зевнул, натянул поверх безрукавки мундир и, пошатываясь спросонья, поплёлся в умывальню. На полпути к умывальне он наткнулся на Клыка. Молодой человек с длинными чёрными волосами, в синей жилетке и синих же штанах, являлся компьютерным гением всей команды Генриха Розенкрейца. Ему было не больше шестнадцати, но он умел чинить даже самые неподатливые механизмы.

Тим пробормотал что-то спросонья, буквально наткнувшись на Клыка, и прошёл дальше, качаясь. Клык усмехнулся и как гаркнул:
- Рота, подъём!!!

Лейтенант вздрогнул, развернулся и встал по стойке смирно, но услышал лишь отдалённый и сдавленный смех Клыка.
- Смотри ведь, доберусь и уши откручу! - крикнул Тим. Но он это сделал беззлобно, ведь они всегда так подтрунивали друг над другом - и не мудрено, ведь в команде Розенкрейца поддерживается атмосфера крепкой дружбы.

Снова зевнув, Тим отворил дверь умывальни, вошёл внутрь и включил воду. Ополоснув лицо, Тим посмотрел на себя в зеркало... Он был заспанный, с мешками под глазами... Хотя нет, мешки были лишь плодом заспанного воображения: в последнее время отряд Розенкрейца только и делал, что отсыпался...

Неожиданно, сама по себе отворилась дверь... В проёме стоял высокий, лысый и очень тощий человек в коричневом балахоне. Он молча кивнул Тиму, прошёл к умывальнику и ополоснул руки и сухощавое лицо. Затем также молча вышел.
- Э... Луций! - Окликнул тощего Тим.

Человек, которого назвали Луцием, остановился. Он повернулся к Тиму и медленно зашевелил губами, как будто жуя их. Затем он монотонно, с лёгким оттенком металла проговорил:
- Да, Тим?
- М... - Тим не нашёлся, что сказать... буквально только что у него было какое-то дело к Луцию, а теперь он забыл начисто... - Извини, забыл, что хотел тебе сказать...
- Спасибо, чувствую себя хорошо. - Ответил Луций. - Нет, я не забыл, что сегодня совещание. Да, это именно то, что ты хотел у меня спросить. В таком случае я удалюсь, Тим. Ничего, ты меня не потревожил.

Тиму осталось только стоять и хлопать глазами. Да, он помнил, что Луций телепат, но до сих пор он не может свыкнуться с этой особенностью личного помощника Розецкрейца.

Внезапно, Луций заглянул обратно и сказал:
- Ничего страшного, это проходит...

"Да он же через весь корабль мысли слышит, если хочет!" - подумал Тим. - "Я и забыл".
- Привыкай. - Раздалось из коридора.
- Дай умыться как следует! - Слегка раздражённо сказал Тим...
«Но ведь ты же начал разговор.» - послал Луций ментальный сигнал.
«Всё, ладно...до встречи в столовой.»
«Да... До встречи в столовой.»

Тим наконец-то полностью отдался умыванию. Затем он зашёл в душевую кабину, затворил двери, скинул с себя всё и включил душ. Горячая вода хлынула на него, как во время дождя... дождь... Тим сто лет не был под дождём и ужасно скучал по зелёным пейзажам родной планеты...

Молодой лейтенант был родом из богатой семьи, проживавшей на одном из самых больших и плодородных миров Империи. Несмотря на то, что на планете было вдоволь городов-ульев, их особняк умудрился держаться на отшибе — подальше от шума больших улиц. Молодой человек до шестнадцати лет прожил без забот и хлопот в родном поместье, читал старинные книги в красивых глянцевых переплётах... Среди его любимых писателей были Байрон, Пушкин, Гончаров, Достоевский и множество других писателей двадцатого века и более ранних лет.

Также Тиму где-то удалось раздобыть неофициальное творчество многих энтузиастов. Среди них было много научной фантастики... особой популярностью пользовались у него братья Аркадий и Борис Стругацкие. Их книга «Трудно быть богом» стала фаворитом для Тима и его братьев.

А затем, в семнадцать лет, Тим отправился на обучение в офицерское училище на родной планете. Оттуда он был переведён в более крупное учебное заведение. Затем, через пять лет, он выпустился и тут же поступил на службу к Розенкрейцу на «Мордор» в чине лейтенанта. И уже три года он летает по галактике и воюет...

«Мне уже двадцать... сколько там? Двадцать четыре года? А веду себя на все пятнадцать.» - Думал Тим, подставляя обжигающим каплям своё лицо. - «По крайней мере, я умею и ответственным быть. А у Клыка ничего не обходится без шуточек, даже дело...»

Умывшись, Тим вышел из душевой и тут же застал у умывальника Эрию, которая самокритично изучала себя в зеркало. Одета она была по-простому — майка без рукавов цвета хаки и чёрные спортивные брюки.
- Доброе утро. - буркнул Тим, вытирая волосы жёлтым полотенцем и проползая мимо Эрии. Та что-то нечленораздельно буркнула и снова начала самокритично изучать себя в зеркало.

«Ну и пусть изучает...» - подумал, зевая, Тим, - «не буду мешать».

Потянувшись, Тим вышел и направился к себе. По дороге он встретил Розенкрейца. Тот был уже в мундире.
- Как, ты ещё не «оформился»? - удивился майор, разглядывая Тима. - Нехорошо.
- Я как раз направлялся в сторону каюты, чтобы одеться как подобает... - буркнул Тим. Даже душ не снял с него сонливость. Наверное, дело в снах...
- Ну хорошо, поторапливайся, и сразу же на мостик!

Тим кивнул, зевнул и зашёл к себе.

Быстро собравшись и одевшись, Тим засунул в кобуру личный пистолет, заткнул за пояс ножны с полуторным мечом и вышел.

Розекрейц даже не сдвинулся.
- Рад, что ты так быстро привёл себя в порядок. - Спокойно сказал майор. - Пошли, все уже собрались.
- Кроме Эрии, она всё ещё изучает себя в зеркале.
- Ты недооцениваешь её. Она может впасть в ступор утром, после сна, но только ненадолго.

И слова Розенкрейца подтвердились. В безукоризненном костюме, как и вчера, Амазонка уже ждала их у двери, ведущей на мостик.
- С добрым утром. - Приветливо сказала она.
- С добрым. - Эхом отозвался Тим.
- Привет, Эрия. - Приветливо ответил Розекрейц. - Как спалось?
- Неважно. - Брезгливо поморщилась Эрия, вспоминая, как во сне за ней гонялся Геракл из древних мифов. По её спине прошли мурашки, но она и виду не показала.
- Ладно, пошли. - Сказал в ответ Розенкрейц, первым вступая на мостик.

Итак, здесь были все.

В помещении мостика кроме Генриха, Эрии и Тима находились ещё несколько человек.

Во-первых, пилот корабля «Мордор», главный мастер по вооружению и технике — Джек «Крэш» Сандерс. Крэш, как он просил всегда себя называть, был высоким плечистым парнем лет тридцати со смуглой, коричневатого оттенка кожей, широкими скулами и карими глазами. Одет он был в стиле «Пост-апокалипсис» - в коричневое пальто, вечно выглядящее потёртым и замызганным, армейские штаны цвета хаки, высокие ботинки, под пальто тёмно-коричневая майка, на руках перчатки без пальцев. Обычно лицо его представляло собой феноменальную невозмутимость, которой не мог добиться даже Розенкрейц. Как любили шутить в команде, но что являлось сущей правдой, Крэш был невозмутим и спокоен как танк. Ещё ни разу сослуживцы не видели его в страхе или паникующим. Он всегда безукоризненно выполнял любой приказ.

Во-вторых, всеми любимый и многих раздражающий Клык, как он любил про себя говорить. Клык, этот парень шестнадцати лет, был одет в синюю жилетку поверх белой безрукавки и синие штаны. Ему одному позволялось одеваться не по уставу, и он пользовался этим с ему одному присущим извращённым вкусом. Черноволосый парень любил паясничать с последними писками моды, и поэтому никогда не было удивительным, что он внезапно явится на мостик в пиджаке с блёстками и в ботинках на платформе.

В-третьих, безупречно прямой и ужасно худой псионик Люциус, как всегда одетый в коричневый балахон, перетянутый белым ремешком. ничем особым он не отличался. Возраст неопределённый, хотя Тим полагал, что старику уже за восемьдесят. На самом же деле Луций, как его привыкли называть в команде, было не больше пятидесяти, просто его истощила его Сила. Вообще история этого человека — пункт интересный и совсем отдельный. Луций обычно не помогает команде в битвах, разве тчо иногда выпустит на волю свой дух из тела и займётся всесокрушительным расщеплением всего вокруг. Луций ОЧЕНЬ сильный Псионик. И ему приходится носить специальный прибор, который глушит его Силу.

В-четвёртых, командир десантного ударного отряда «Мордора», состоящего из двадцати унитаров-клонов, расположившихся на нижних палубах корабля, Валентин Кирсанов. Кирсанов — это человек с короткими каштановми волосами, которые уже успели отрасти за годы службы. Ему было сорок два года, он был почти ровесником Розенкрейца. Он был невысоким, крепким, поджарым. Чаще всего он таскает с собой в зубах сигару или сигарету, по большей части не зажжённые, но к этому вполне готовые. Одет он был в основном в свою броню, и Тим всегда удивлялся, как этот человек не запаривается в ней бегать по палубам «Мордора». Преданный своему делу и командиру, Кирсанов готов был за Генрихом хоть в огонь, хоть в воду, и его вечная покорность и доверие, с которым он относился ко всей команде, удивляли и восхищали многих.

Итак, вот он — состав команды Генриха Розенкрейца, не считая отряда унитаров, он насчитывал семь человек.

Все права принадлежат ООО "Технолог". © "Технолог" 1994-2008. Все права защищены.
Перепечатка и использование любых материалов без специального разрешения администрации сайта запрещена!
.